Интервью о.Александра газете "СПАС"

ЧТО ЗА СТРАНА ТАКАЯ – НОРВЕГИЯ?

 

По данным социологических опросов, в 2011 году самой продаваемой книгой в Норвегии стала … Библия. Чем еще удивительна эта далекая северная страна, что роднит ее жителей с русскими людьми, и как прорастают на каменистых берегах норвежских фьордов ростки православной веры? – об этом и многом другом мы беседуем с нашим гостем, священником Александром Волоханем, настоятелем храма святой Анны Новгородской в городе Тронхейме.

Священник Александр Волохань на богослуженииОтец Александр, в одной норвежской народной песне поется: "Меж холмов и утесов у моря - там обрел свой норвежец приют". Как же получилось, что меж этих холмов и утесов обрел приют православный батюшка? Расскажите, как Вы оказались в Норвегии?

В Норвегии мы с семьей оказались почти десять лет назад. Моя супруга – биолог-генетик, кандидат биологических наук. В 2002 году ее пригласили на работу научным сотрудником в университет города Тронхейма. Это учебное заведение, корни которого в глубокой древности, сегодня оно считается одной из лучших высших научно-технических школ в Скандинавии. И все же, перспектива переезда для нас с женой стала источником серьезных сомнений. Если честно, мы раньше не понимали и не одобряли тех знакомых, кто оставлял родную землю, уезжал за границу. Поэтому и у нас поначалу не было большого желания ехать. Но священник, хорошо знавший нашу семью и помогавший нам советами, рассудил иначе. Он увидел в этой ситуации волю Божью и порекомендовал не отказываться от приглашения.

К тому времени у меня уже было первое, юридическое, образование, я заканчивал Православный Свято-Тихоновский Университет. В Норвегии мы сразу познакомились с игуменом Климентом, священником из Осло, благочинным приходов Московского Патриархата на норвежской земле. Я стал помогать ему на богослужениях. А через некоторое время сам был рукоположен сначала в диакона, затем – в иерея. Интересно, что храм в Осло освящен в честь святой равноапостольной княгини Ольги, и мою супругу зовут Ольга. Так что мы все восприняли промыслительно.

А как родилось решение стать священником?

В Священном Писании есть слова о том, что человек сам не может принять на себя такое служение, но только призванный Богом. Меня Господь призвал в Норвегии. Принять сан мне предложил отец Климент, настоятель в Осло. Кстати, это произошло на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. А день моей иерейской хиротонии в календаре соседствует с днем празднования памяти святой Анны Новгородской. И вот, теперь я возглавляю приход в ее имя. Такие совпадения осознаешь не сразу, и конечно, они никем из людей специально не подстроены. В них – подтверждение того, что к священническому служению Господь ведет. По себе могу сказать: когда человек становится кандидатом в священство, ему даруется особая решимость, дерзновение предстоять у Престола – как мы молимся на Литургии: «И сподоби нас неосужденно смети призывати Тебе…».

Что поразило и что обрадовало Вас при первом знакомстве с Норвегией?

Первые впечатления об этой стране, конечно же, были очень яркие. В представлении многих россиян Норвегия – сказочный заснеженный край, страна величавых скалистых фьордов, гор и ледников. Но когда сам видишь всю красоту и великолепие норвежской природы своими глазами, охватывает необыкновенное чувство!

Само слово «Норвегия» буквально означает «путь на Север». На самом деле, вся ее территория – как длинная-длинная дорога. С севера на юг это государство протянулось на две тысячи километров. Основное и самое дешевое средство передвижения здесь – самолеты. Поездами и автобусами норвежцы пользуются меньше – наземная дорога через многочисленные горные тоннели, в объезд протяженных морских заливов отнимает слишком много времени. Хотя через фьорды и между островами есть развитое паромное сообщение.

Во всей стране насчитывается около 4,8 миллионов жителей. Это меньше половины населения Москвы. Интересно, что при таком сравнительно небольшом количестве норвежцы имеют два государственных языка, причем оба – норвежские (книжный, похожий на датский, и новонорвежский, являющийся реконструированным старонорвежским)! Оба языка изучаются в школах, на равных используются в СМИ. Кроме того, в разных регионах страны существуют десятки диалектов, порой совершенно непохожих друг от друга. Так что в каком-то смысле нам пришлось преодолевать сразу несколько языковых барьеров!

Такие совпадения осознаешь не сразу

Норвежцы порадовали нас своей доброжелательностью. Это очень общительные, гостеприимные люди. Сразу бросилась в глаза одна особенность: в Норвегии не принято закрывать двери домов, вешать плотные портьеры на окна. Там все открыты друг другу. Бывая в гостях, я сам не раз замечал: мы выходим с хозяином из дома, в доме никого не остается, а дверь оставляют открытой, не закрывают на ключ. И если ты зашторил окно, это выглядит даже подозрительно: что ты там скрываешь? Причем, как правило, окна в домах – от пола до потолка, во всю высоту комнаты, чтоб в доме было больше света, а из окна можно было бы насладиться пейзажами.

Норвежцы очень любят свою природу, активно занимаются спортом и стараются как можно больше времени проводить на открытом воздухе. Известно, что Норвегия – родоначальница лыжного спорта. Здешняя поговорка говорит, что «норвежец рождается с лыжами на ногах». В рейсовых автобусах и вагонах местных поездов даже есть специальные места для лыж, по числу пассажиров. В норвежских школах и детских садах учатся пять дней, и программа построена так, что один из дней дети обязательно проводят на природе – идут с преподавателями к морю, в горы, в лес…

Еще нас порадовало, что жители этой удивительной северной страны – искренние патриоты своей родины. На гербе норвежских королей еще со времен Средневековья начертан девиз: «Все ради Норвегии!». Кстати, и сегодня государство является конституционной монархией, здесь есть настоящие король и королева. Конституция Норвегии – одна из старейших в Европе, она была принята 17 мая 1814 года. День независимости Норвегии, или национальный день, как его здесь называют – особый, ни с чем несравнимый праздник, один из любимейших для норвежцев. 17 мая подавляющее большинство людей, как в крупных городах, так и в маленьких поселках, одеваются в национальные костюмы. У многих они – ручной работы, бережно переданные от родителей, бабушек и дедушек. Наряды очень отличаются в зависимости от региона, но все они необычайно красивы, богато украшены вышивкой, яркими цветами, узорами… Представьте, все это многоцветие – мужчины в красочных суконных жакетах, женщины в длинных платьях – выходят на улицы… Удивительное зрелище!!! Надо сказать, что для норвежцев – даже не долг, а дело чести иметь национальный костюм. Его одевают на все значимые семейные даты и события: юбилеи, крещение ребенка, венчание… Такое отношение к своей национальной культуре вызывает уважение.

Поэтому наши первые впечатления о Норвегии были необычайно светлыми. Вместе с тем, увиденное давало почву для нового осмысления своей Родины: когда рассказываешь о ней чужим людям в чужой стране, находишь новые грани, начинаешь больше ценить, замечать свои истоки и традиции.

Отец Александр, а можно ли говорить о сходстве наших менталитетов? Почему так близки русской душе мелодичные напевы Грига, так много понятного и родного мы находим в характерах и поступках героев Ибсена?

Норвегия и Россия – во многом совершенно разные страны. Но в характерах наших народов действительно есть нечто общее. По моим наблюдениям, сходство – в жертвенности и бескорыстности. Норвежцы очень много помогают бедным, искренне откликаются на чужую беду. Эти черты особенно проявляются в тяжелые годы. Во время второй мировой войны на территории Норвегии действовали концлагеря для советских военнопленных. Местные жители, несмотря на строжайшие запреты, под страхом расстрела помогали нашим солдатам едой, одеждой – чем могли.

В прошлом году мы служили панихиду на мемориале в лесу – в месте, где во время войны проводились массовые расстрелы. Ко мне подошла одна женщина-норвежка и попросила перевести надпись, сделанную по-русски на старинном серебряном портсигаре. Эта вещь досталась ей от бабушки. Портсигар бережно хранили в семье как память – его подарил русский солдат, в знак благодарности за помощь.

И сегодня норвежцы много жертвуют. Кстати, немало помогают и нашим храмам. Православным общинам часто бесплатно предоставляются помещения для богослужений, хотя в норвежском законе строго прописано, что всем религиозным организациям, кроме лютеран, полагается сдача в аренду.

Недавно новостные ленты писали о том, что в 2011 году Библия стала главным книжным бестселлером в Норвегии. Норвежцы действительно так религиозны? Наблюдаете ли Вы повышение интереса к христианству?

Норвежцы очень много помогают бедным

На официальномзаконодательном уровне, религии отводится значимое место в общественной жизни. С эпохи Реформации лютеранская церковь является государственной. До недавнего времени в парламенте Норвегии действовала жесткая квота: больше половины его членов должны быть лютеранами. Интересно, что церковное управление осуществляется королем, в стране есть департамент по культуре и церкви, а епископов назначает министр церкви! Согласно закону, все религиозные объединения в Норвегии имеют равные права и дотации от государства. В государственной Евангелическо-лютеранской Церкви Норвегии все духовенство, священники и епископы, получают государственные зарплаты.

Но, к сожалению, не все так однозначно. Сегодня усиливаются секулярные тенденции в общественной жизни. Мне довелось поработать учителем в норвежской школе. Я преподавал норвежский язык для детей иностранцев, иногда заменял уроки в других классах. Много общался с учителями, школьниками, видел их отношение к вере, их взгляды на религиозные вопросы.

До середины XX века в каждой норвежской школе был обязательный предмет – «Подготовка ко Крещению». Последние десятилетия этот курс претерпел серьезные метаморфозы, трансформации – как в названии, так и по содержанию. Он стал называться сначала «Христианская история. Основы веры», затем – «Христианство: религия и мировоззрение», а буквально в последние годы переименован в «Религия, мировоззрение и этика» – видите, слово христианство вообще выпало. Никогда не угадаете, как называется учебник по этому предмету – «Мосты»! В самом названии – тенденция увидеть общее между всеми религиями. На мой взгляд, это очень показательно. Еще недавно христианами себя осознавали более 80% жителей Норвегии. К сожалению, сегодня процент гораздо ниже.

Хотя надо отметить, что до сих пор сохранилось такое явление, как школьные богослужения, – например, на Рождество. Конечно, со всеми оговорками современного демократического государства: не христиане имеют право отказаться от участия в службе. Как и у нас, при лютеранских и католических норвежских приходах существуют воскресные школы.

http://www.ubrus.org/newspaper-spas-article/?id=9

ЧТО ЗА СТРАНА ТАКАЯ — НОРВЕГИЯ?

 ПРОДОЛЖЕНИЕ

«Кристус арь оппстанден!» — так на норвежском языке звучит всерадостное и всепобеждающее «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!».

 

«Xан арь саннели оппстанден!» — отвечают друг другу православные норвежцы. Так во все времена и у всех народов передается от сердца к сердцу Пасхальная Весть. Так, преодолевая границы, тысячи километров, чуждость языков и менталитетов, встреча с Воскресшим Спасителем объединяет в ликующем созвучии души русского человека и жителя далекой скандинавской страны. Так и в наши дни утверждается то новое родство, в котором, по словам апостола Павла, «нет ни Эллина, ни Иудея… но всё и во всем — Христос». Об этом — в продолжении беседы с отцом Александром Волоханем, настоятелем прихода св. Анны Новгородской в норвежском городе Тронхейме.

— Отец Александр, мы говорили об отношении современных норвежцев к религии. А когда евангельское благовестие впервые достигло норвежских берегов?

Знакомясь с историей этой страны, я обнаружил много родственного между норвежским и русским народами. Проникновению христианства в Норвегию способствовали торговые и культурные взаимоотношения, в том числе с Новгородским и Киевским княжествами Древней Руси. Как и среди русских князей, известны случаи крещения норвежских конунгов, которые впоследствии распространяли веру среди своей дружины и дальше, в народ.

На рубеже X—XI веков в Норвегии правил король Олав Трюггвасон. Известно, что в детстве почти 10 лет он прожил в Киеве, при дворе князя Владимира. Конечно же, здесь он мог познакомиться с христианством. Некоторые источники повествуют, что Олав даже был в числе послов, которых святой Владимир отправил в разные страны в 986 году, чтобы выбрать веру своему народу. Во время своего правления на родине Олав Трюггвасон приложил много трудов по просвещению Норвегии. В 997 году им был основан первый город, древнейшая столица норвежского государства — Нидарос, современный Тронхейм, где Господь сподобил меня служить. Там Олав I начал строительство первого христианского храма на норвежской земле.

— Первый норвежский храм возводит человек, живший в Киеве и общавшийся с равноапостольным князем Владимиром! Получается, в историю двух наших народов так тесно вплетена ниточка православной веры!

— Россия и Норвегия — соседи сквозь тысячу лет. История наших взаимоотношений богата примерами духовного единства. Говоря о христианских истоках Норвегии, нельзя не упомянуть еще об одном правителе — Олаве II Харальдсоне. Это поистине национальный герой Норвегии. Норвежцы именуют его «Вечный король». Он окончательно завершил процесс объединения норвежских земель и приобщения своего народа к Свету Христовой Истины. Интересно, что Русь и Норвегия были крещены практически одновременно, с разницей менее 30 лет! До конца дней Олав II трудился, смело проповедуя Евангельское благовестие в своей стране. Его подвиг можно назвать равноапостольным. В 1030 году «вечный король Норвегии» мученически погиб и вскоре был причислен к лику святых.

Олав II — первый норвежский святой, один из немногих святых той эпохи, которые почитаются и Западной, и Восточной Церковью. В одной из главных святынь христианства, храме Рождества Христова в Вифлееме, сохранилась фреска XII века с изображением норвежского подвижника. Церковь в его честь существовала в Великом Новгороде, где святой прожил несколько лет при дворе князя Ярослава Мудрого и его супруги, святой княгини Анны Новгородской.

— Православные в Норвегии — кто это, как много их сегодня?

— В стране действуют храмы четырех поместных Православных Церквей: Московского, Константинопольского, Сербского и Румынского патриархатов. Статистика говорит примерно о 10 000 жителях, причисляющих себя к этому вероисповеданию. А первыми в XX веке представителями православия на норвежской земле стали эмигранты из России, приехавшие во время I мировой войны.

Прихожан Русской Православной Церкви окормляют три постоянно проживающих и служащих в Норвегии священника: в приходе равноапостольной княгини Ольги в Осло, Богоявленском приходе в Бергене и св. Анны Новгородской в Тронхейме. Интересно, что во всех скандинавских странах — Норвегии, Исландии, Дании, Финляндии и Швеции — нет отдельных епархий, правящим епископом в них является сам Предстоятель Русской Церкви. Поэтому все наши приходы — ставропигиальные, подчиняются напрямую Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу.

Официально зарегистрировано более 3 000 наших прихожан. Как я уже говорил, норвежское государство выплачивает религиозным объединениям дотации, рассчитывающиеся по числу членов этих объединений. Поэтому члены общины в наших приходах подлежат регистрации. Основная доля православных — конечно, эмигранты. Хотя в последнее время увеличивается количество этнических норвежцев.

В Осло есть православное Общество во имя Святой Троицы. Оно создано по инициативе норвежцев, его цель — показать соотечественникам красоту Православия. В рамках этого объединения действует большая библиотека духовной литературы на разных языках, на норвежский переводятся богослужебные тексты, регулярно организуются выставки икон, тематические лектории. Среди членов Общества — профессора университетов, искусствоведы, музейные работники. Они открыли для себя Православие и теперь с любовью и очень вдохновенно на своем родном языке рассказывают другим о красоте и глубине этой веры. Все мероприятия Общества пользуются популярностью.

Вообще в современном норвежском обществе растет интерес к нашей духовной культуре. Стало уже традицией каждый год на празднование дней святого Олава приглашать церковные хоры из России. На таких концертах всегда аншлаг, искренние овации и восхищение публики. Все это — тоже проповедь, открывающая Православие через богатейшую русскую культуру.

— Расскажите о вашем приходе.

— Пять лет назад Священным Синодом мне было вверено окормление прихода святой княгини Анны Новгородской в городе Тронхейме. Интересно, что на гербе этого города изображен епископ, благословляющий короля! Также мне поручена община в Тромсе, на севере страны, в 1 100 км от Тронхейма. Кроме того, я совершаю служение в общинах десяти городов на расстоянии почти в две тысячи километров.

В самом Тронхейме проживает около полутысячи русских. Прихожан храма — чуть более ста. Богослужения мы совершаем в лютеранском храме. Надо сказать, что у Русской Церкви в Норвегии нет своих зданий. Исключение составляет лишь деревянная часовня у северной границы с Россией, построенная русским подвижником Трифоном Печенгским. В XVI веке этот святой проповедовал Евангелие в тех местах, просвещая Светом Христовой Истины русских и норвежских саамов. Ежегодно там совершается богослужение. К сожалению, сегодня часовня находится не в лучшем состоянии. Во всех остальных случаях помещения русским приходам предоставляют норвежские лютеране или католики.

В такой же ситуации находится и наша община в Тронхейме. Служение в протестантской церкви добавляет особенности в церковный быт. Например, перед каждой службой приходится собирать, а затем разбирать передвижной иконостас. Это занимает около часа, зато пространство преображается до неузнаваемости! Однажды в гости к нашим лютеранам приехал пастор из Мадагаскара. Заходит в храм, а у нас как раз кончилось вечернее богослужение. Увидев иконы, лампады, подсвечники, мадагаскарский гость потерял дар речи! Он не мог понять, куда попал, пока его не успокоил норвежский пастор: мол, это православные, у них тут завтра служба. Такой вот был курьез!

Ну, а если серьезно — у наших приходов за границей важная, в каком-то смысле, даже государственная роль. Община является объединяющим стержнем, сердцем русской диаспоры. Мы ценим, стараемся беречь и укреплять наше единство. После богослужений традиционно проводим чаепития, организуем еженедельные встречи, тематические беседы.

— Батюшка, что самое трудное для вас в норвежской жизни? Скучаете по России?

— Конечно. Каждый год в отпуск мы с матушкой обязательно едем домой, к родителям и друзьям. Стараемся побывать в русских монастырях, приложиться к святыням. Меня утешает то, что я приехал в Норвегию не просто жить: у меня есть возможность напоминать о самом главном своим соотечественникам, живущим здесь, в самом главном стараться им помочь.

Один знакомый священник из России высказал мне такую мысль: «Вы там даже не представляете, какая здесь у нас нагрузка. Службы, требы, приходские заботы, социальная деятельность, работа с молодежью, строительство, оформление документов… Вам там очень легко живется». Не могу с ним согласиться. Конечно, у священника в России очень много попечений. Трудность служения за границей совсем в другом. Можно сказать так: если в России паства бегает за священником, то в Норвегии — священник за паствой. Для многих из моих знакомых, служащих на приходах за рубежом, именно этот аспект оказывается наиболее тяжелым.

По примеру, данному Господом в Евангелии, каждый священник ищет «заблудших овец народа Божия». Здесь, в одном из самых богатых государств Европы, в мире материального комфорта и растущей индифферентности к вопросам души, нужно стараться растормошить охладевшие или еще не проснувшиеся души, достучаться, призвать их… Для меня это самое трудное, даже выстраданное, не побоюсь этого слова.

Бывают моменты, когда руки опускаются и думаешь: нужно ли здесь твое служение? Кажется, так мало вокруг тех, кто действительно ищет Христа, ищет спасения… Помните библейский сюжет? Пророк Илия на горе в отчаянии возопил к Богу, что его проповедь никто не слышит; настолько велико было отступление израильтян от веры! В Писании даже говорится, что Илия помышлял о смерти. А Бог его уверил, что есть еще те, ради которых нужно трудиться.

Господь оставил 99 овец и пошел искать одну заблудшую. Христу дорог каждый. Пусть даже один будет спасен — значит, уже все труды не напрасны.

В Евангелии сказано: «Где двое или трое соберутся во Имя Мое, там и Я посреди них». Мне приходится служить в разных городах. И в любом месте, на каждой службе, непременно, есть те «двое или трое», кто готов собраться во Имя Господне, у кого душа без этого надрывается. И когда приезжаешь, чтобы духовно поддержать, утешить таких людей, вместе с ними совершить таинство веры — сам получаешь поддержку и утешение от Бога. Важно помнить, что Господь присутствует везде, где люди хотят вознести Ему славу и молитву, — это очень укрепляет.

http://www.ubrus.org/newspaper-spas-article/?id=1004 

 Юлия Матвеева